Вход

запомнить меня

Только зарегистрированные пользователи могут скачивать материалы к фильмам в высоком качестве.

← Все новости

Интервью президента компании «ВОЛЬГА» Cергея Ершова

31.08.2015

sergei26edit2-1791887108-O.JPG

Президент компании «ВОЛЬГА» Cергей ЕРШОВ:

«Неинтересно быть просто прокатной компанией и стоять в очереди за привлекательным проектом»

Мария ПОЗИНА

 Сергей, для начала расскажите, пожалуйста, с чем связаны недавние кадровые перестановки в компании, в результате которых новым генеральным директором «Вольги» стал Сергей Спиридонов. Эта перестановка была обусловлена моим стремлением сохранить некий статус-кво компании.

Сергей Спиридонов, с моей точки зрения, способен привнести некую стабильность в это бурное море независимой дистрибуции, обладая свежим взглядом человека, не так давно пришедшего из медиабизнеса. Но главное – мы решили поставить у руля руководителя опытного и обладающего видением перспектив, которые намечаются у «Вольги».

 Бурное море» – пожалуй, очень точное определение для сегмента независимой дистрибуции, учитывая, что вот уже больше года независимых прокатчиков сильно штормит, и выживать удается далеко не всем. На ваш взгляд, какие проблемы сейчас стоят перед ними особенно остро?

С какими трудностями пришлось столкнуться вам в последнее время?

 Скажу откровенно: нас в минувшем финансовом году тряхануло по полной программе, но в конечном итоге мы выстояли и на сегодняшний день расплатились прак­тически со всеми нашими поставщиками. К концу же текущего года, надеюсь, у нас вообще не останется никаких задолженностей. Мы взяли очень неболь­шой кредит и выплываем теперь главным образом на собственных ресурсах.

Но, пожалуй, основная проблема на рынке незави­симых закупок – недостаток больших, ярких картин. Многие талантливые сценаристы, режиссеры и актеры ушли на телевидение. Образовался вакуум интерес­ных идей, студии не рискуют, они делают сиквелы, спин-оффы, римейки и так далее. Нет той россыпи оригинальных, интересных картин, что была еще бук­вально два-три года назад – когда приезжаешь на Кинорынок и там пять-восемь действительно стόящих проектов, о которых все говорят и стремятся их при­обрести. Сейчас по-прежнему есть много хороших фильмов, но они не подразумевают широкий формат и массового зрителя. Также сказывается отсутствие финансирования: бюджеты картин растут, а такие круп­ные рынки, как Россия, Япония, Италия, Испания, уже не могут поддерживать проекты на уровне предпродаж.

 А насколько изменилась ситуация с дистрибуцией сопутствующих прав (телевидение, Интернет и так далее)?

Что касается телепродаж, то здесь потребность в зару­бежном кино, безусловно, упала. Это связано с общей атмосферой киносмотрения, с кризисом, с падением рекламного бизнеса. Нам же приходится конкурировать еще и с изобилием продукта, поступающего от мэйджоров. Но с другой стороны, Франция существует без продаж фильмов на эфирное телевидение уже около двенадцати лет, в Италии и Испании реализация теле­визионных прав также сопряжена со значительными трудностями. Ничего, живут прокатом, интернет-прода­жами. Если же говорить о рынке «цифровых» продаж, то это растущий сегмент, который уже показывает позитивную динамику. Конечно, это пока еще не такие суммы, какие давали DVD-продажи в период расцвета, но мы готовы экспериментировать с этим форматом, двигать окна и вкладывать деньги в продвижение своих релизов (в том числе в формате VoD-премьер).

 Не можем не спросить: как на состоянии вашей компании отразился переход франшизы ГОЛОДНЫЕ ИГРЫ к другому прокатчику? И видите ли вы на сего­дняшний день перспективы на рынке найти замену такому успешному, долгоиграющему проекту?

Ну а как, вы думаете, это могло на нас отразиться? Мы три года раскручивали франшизу, и продавец после декабрьской валютной волатильности принял решение отдать ее мэйджору, не уведомив нас. Причем отдать на условиях, которых нам, независимым дистрибь­юторам, не дают в принципе. Как можно относиться к тому, что нам, условно говоря, приставляют наган к виску, а мэйджору – пожалуйста, «гуляй, поле»?.. Что же касается новых франшиз, то, конечно, правооблада­тели идут к нам с каким-то продуктом и говорят: «Вот следующие ГОЛОДНЫЕ ИГРЫ!» Но тут нужно понимать, где стόящий проект, а где – нет. Многие наши колле­ги-дистрибьюторы, поверив в подобные уверения лицензиаров, вложились по полной, а потом сущест­венно потеряли (некоторые даже не один раз). На мой взгляд, новых крупных франшиз на независимом рынке сейчас нет – во всяком случае пока. Но это, конечно, не значит, что они не могут появиться уже на ближай­шем Кинорынке в Торонто.

 В связи с этим изменилась ли как-то закупочная политика вашей компании?

Да, прежде всего мы отказались от всего лишнего в своих закупках. Наш принцип – если фильм не заслу­живает широкой росписи и заметной рекламной кам­пании, то и на экранах кинотеатров его быть не должно (конечно, мы здесь не говорим о сугубо артовых про­ектах). Что касается жанровых предпочтений, то мы по-прежнему интересуемся семейными картинами, анимацией и лентами для самой широкой аудитории. Но в связи со спадом телевизионных продаж мы при­шли к выводу, что имеет смысл закупать и нишевый продукт. Так, мы считаем, что на сегодняшний день серьезная перспектива есть у хорроров. В России сформировалась определенная аудитория, лояльная к жанру. И к тому же ужасы – это как раз то, что люди ходят смотреть именно в кинотеатрах, потому что в этом эскапизме коллективного просмотра в темном зале и заложен весь смысл. Поэтому мы запускаем линейку фильмов ужасов, и ее флагманом станет ПИКОВАЯ ДАМА: ЧЕРНЫЙ ОБРЯД.

 Насколько мы понимаем, этот фильм – первый собственный проект «Вольги». Расскажите, пожа­луйста, чем он вас заинтересовал и в чем кон­кретно состоит ваше участие в его создании. переходи и смотря фильмы онлайн бесплатно 100%

Какое-то время назад наш производственный партнер, продюсер Алексей Агеев, нашел любопытный сцена­рий для фильма ужасов (это и была ПИКОВАЯ ДАМА). И так совпало, что примерно тогда же Георгий Малков рассказал мне, что он как раз ищет проекты такого плана. Концепция ПИКОВОЙ ДАМЫ ему понравилась, и он заго­релся ее идеей. Мы отдали ему сценарий с условием, что именно нам первым дадут посмотреть первую сборку картины. И когда мы ее увидели, то поняли, что хотим работать с этим проектом, что это может быть интересно для зрителей. Мы ударили по рукам, покрыв практически все расходы Георгия на бюджет фильма, и отложили выплату его прибыли до сдачи картины перед прокатом. С момента входа в проект мы вместе с Малковым осуществляли контроль монтажа, визу­альных эффектов, музыки – фактически всего пост­продакшна. Я уверен, что Георгий остался доволен сделкой. Скажу честно: мы вложили в этот проект действительно большую сумму. То, что получилось в итоге, вызывает у нас оптимизм и ощущение, что мы с этой историей можем добиться серьезного коммерче­ского результата. Фильм вышел ярким и интригующим. Он сделан на мировом уровне в соответствии с жан­ровыми стандартами, но его ни в коем случае нельзя назвать вторичным. Мы ведем переговоры более чем с сорока прокатными компаниями на разных тер­риториях. Выстроена крепкая стратегия для жанро­вых фестивалей и уже имеется позитивная реакция их отборщиков. В ПИКОВОЙ ДАМЕ есть самобытность и концептуальность, ведь фильм построен на город­ской легенде, рожденной именно в России. Создателям удалось собрать отличный актерский состав ярких молодых исполнителей, уже успевших зарекомендовать себя наилучшим образом в знаковых проектах самых разных жанров (от сериала «Чернобыль» до ЛЕВИАФАНА и ВЫПУСКНОГО). А режиссер Слава Подгаевский вообще, можно сказать, открыл новую звезду хоррора – Алину Бабак (девочке двенадцать лет, а справилась она с ролью не хуже, чем взрослые звезды жанра). Если честно, мы даже не можем назвать аналоги нашей кар­тины среди фильмов отечественного производства. Мы считаем, это вообще первый настоящий россий­ский хоррор, еще абсолютно неизведанная территория.

 Насколько широкий формат проката ПИКОВОЙ ДАМЫ вы предполагаете? И планируете ли вы проводить (или, возможно, уже проводили) фокус- группы, тестовые просмотры для того, чтобы освоиться на этой неизведанной территории?

Мы планируем роспись на восемьсот кинотеатров – это достаточно высокая планка для российского фильма ужасов. Не вижу смысла в тестовых просмот­рах, когда мы четко понимаем аудиторию. Я не считал нужным тестировать ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПАДДИНГТОНА или МИЛЛИОНЕРА ИЗ ТРУЩОБ. И в случае с ПИКОВОЙ ДАМОЙ у нас никаких сомнений нет. Первая реак­ция зрителей на наши ролики, которые мы подклеили к ПОЛТЕРГЕЙСТУ, АСТРАЛУ 3 и УБРАТЬ ИЗ ДРУЗЕЙ, вселяет в нас оптимизм.

Как известно, существенная часть аудитории мистиче­ских хорроров – это девушки. И, работая над ПИКОВОЙ ДАМОЙ, мы это, безусловно, учитывали. Именно мистика лежит в основе сюжета нашего проекта. В этой связи не могу не упомянуть о нашем партнере по ПИКОВОЙ ДАМЕ – это компания, создавшая программу «Битва экстрасен­сов», суперпопулярную у той же аудитории. Возглавляет эту компанию Влад Северцев. Доля их шоу составляла 30 процентов от всей телесмотрящей публики в прайм- тайм, восемь лет огромного успеха! Причем у этого фор­мата больше ни в какой стране не было такой популярно­сти, как в России. Участие такого партнера добавляет нам уверенности в том, что мы копаем в правильном направ­лении. Безусловно, это сотрудничество открывает перед нами дополнительные возможности для продвижения.

 

Можно ли сказать, что отныне «Вольга», помимо дистрибьюторской деятельности, также зай­мется продюсированием и кинопроизводством?

Мы абсолютно точно не занимаемся производством. Но если кто-то хочет делать что-то аутентичное, оригиналь­ное для нашего рынка, то мы с нашими возможностями и экспертизой готовы помочь. Мы можем идентифици­ровать проекты на уровне заявок, финансировать дора­ботки сценария, помогать продюсеру с формированием актерского состава. А следующий шаг – мы ждем про­ект со съемок. При показе первой сборки мы готовы профинансировать постпродакшн, создание визуаль­ных эффектов, вложиться в музыку к фильму. Если это будет очень интересный проект, как в случае с ПИКОВОЙ ДАМОЙ, то мы готовы и полностью выкупить его. Я бы не называл нас продюсерами. Мы – заказчики фильма, готовые его финансировать. В итоге он может получиться хуже или лучше, главное – угадать правильный проект. И если концепт и направление верны, то даже несмотря на какие-то шероховатости с художественной точки зрения, это будет состоятельный продукт в плане мар­кетинга – интересный и для зрителей, и для партнеров.

 Но ведь это намного рискованнее, чем просто брать фильмы на дистрибуцию. Чем вас привле­кает этот подход, в том числе с коммерческой точки зрения?

Да, это более рискованная стратегия, но потенциально с лучшей маржинальностью. К сожалению, при закуп­ках российских фильмов мы не используем той экспер­тизы, которую компания наработала в приобретении зарубежных картин. А ведь большинство проектов, с которыми ассоциируется «Вольга», было приобретено на уровне сценария. Мы выросли и готовы принимать участие в софинансировании фильмов. Неинтересно быть просто прокатной компанией и стоять в очереди за привлекательным проектом с пятью другими дист­рибьюторами. Мы отдаем себе отчет в том, что если у картины в ее финальном виде есть потенциал пре­высить бокс-офис в 400 миллионов рублей, то выбор ее продюсеров неизбежно падет на кого-то из пяти мэйджоров. А если мы сможем идентифицировать проект на стадии сценария и взять на себя расходы на постпродакшн (графику, музыку и так далее), то тогда этот бокс-офис уже будем собирать мы. Повторюсь, что здесь нас интересуют исключительно картины широкого формата.

 А в чем вам видятся основные проблемы про­ката российских фильмов? Как вы относитесь к тому, что продюсеры больших отечествен­ных проектов стремятся попасть к мэйджорам? Каким образом независимый прокатчик способен конкурировать со студиями за интересные, кас­совые фильмы?

Безусловно, это престижно, если вашу картину выпус­кает мэйджор. Сложно найти экспертизу и навык, сопоставимые со студийным опытом. Большинство считает, что с мэйджорами они получат сильную рос­пись. Но даже многие глубокоуважаемые мной пред­ставители студийной дистрибуции в России зачастую признаются мне, что у «Вольги» есть безусловные и существенные преимущества. Во-первых, мы готовы гарантировать бокс-офис. Во-вторых, мы можем пла­тить существенные авансы, которые могут потре­боваться для окончания фильма. В-третьих, мы все­гда сами платим за P&A. В-четвертых, у нас не сорок релизов в году, и есть возможность и профессиональ­ный ресурс прорабатывать каждый проект вдолгую и тщательно. В-пятых, мы готовы дать продюсерам гораздо больше контроля над креативными реше­ниями по выпуску фильма. Мы хотим пойти по каче­ственно иному пути в работе с российским кино. Возможно, мы делаем много ошибок, многие нас критикуют. Но время покажет, кто в итоге останется на дистанции.

 Оригинал интервью опубликован в электронной версии издания «Бюллетень кинопрокатчика» 14 августа 2015 г. | 32 (600)


Источник:  http://www.kinometro.ru/