Вход

запомнить меня

Только зарегистрированные пользователи могут скачивать материалы к фильмам в высоком качестве.

← Все новости

Интервью Сергея Ершова и Владислава Северцева

12.10.2015

2015-10-12_190318.jpg

Сергей Ершов и Владислав Северцев «Чтобы отличаться от возможного потока новых российских хорроров, мы делаем ставку на качество»

Мария Мухина

Российский рынок живет прецедентами. Успешные показатели ПИКОВОЙ ДАМЫ навели наших кинематографистов на мысль о том, что пора наконец поставить производство хорроров на поток, хотя еще совсем недавно продюсерское сообщество было убеждено, что это не наш жанр. Глава кинокомпании «Вольга» Сергей Ершов и один из основателей компании, производящей шоу «Битва экстрасенсов», Владислав Северцев рассказали «БК», что создают студию, которая сосредоточится на проектах именно мистического жанра, и разрабатывают соответствующие заявки.

Комедии себя уже дискредитировали. Настал черед хорроров?

Владислав Северцев: Вы знаете, я относился довольно скептически ко всей этой истории. Кино было для меня абсолютно неизвестной территорией – это на телевизионном рынке мы уже восемь лет выпускаем самую успешную мистическую программу «Битва экстрасенсов» и ее спин-офф «Экстрасенсы ведут расследования», поэтому хорошо представляем их аудиторию, а тут вроде как все иначе. Но вступив в партнерство с «Вольгой» на ПИКОВОЙ ДАМЕ (это произошло благодаря нашему с Сергеем Ершовым общему товарищу Алексею Агееву, который также станет продюсером нашей новой компании), я в итоге понял, что имеет смысл попробовать, что есть шанс сделать из всего этого интересную, крупную историю.

Сергей Ершов: С комедиями, мне кажется, все понятно: включаешь ТНТ, СТС, «Юмор FM» и массу других источников – и можешь хоть каждый день получать качественный комедийный контент. И довольно сложно найти комедии, которые на самом деле были бы достойны широкого проката. А вот у хорроров всегда имелась своя лояльная аудитория. Но не делались фильмы ужасов у нас не потому что в России не умеют их снимать, а потому что никто как-то особенно не хотел этим заниматься. Были одиночки – фанаты жанра. Были люди, выросшие из блогосферы – без понимания производственного процесса и рынка сбыта. Вопрос о производстве проектов подобного жанра поднимался в нашей стране уже не раз, но мне кажется, тогда не были четко сформулированы ответы на вопрос, какой это будет хоррор, чем он должен отличаться от уже существующих и почему отечественная публика должна на него откликнуться. ПИКОВАЯ ДАМА стала для нас «пилотом» – мы четко ответили на вопросы, зачем аудитории такой продукт, и из этого получился безусловно успешный коммерческий проект.

А у вас есть уже понимание, какие это будут хорроры и почему?

Ершов: Наши амбиции – запустить волну, которую некоторое время назад можно было наблюдать, например, в Испании или Японии. В российском менталитете укоренены страшилки, но они у нас имеют свои особенности: это абсолютно не кровавые истории, в них всегда присутствует некая сверхъестественность, общение с потусторонним миром. Именно поэтому мы считаем принципиальным наше партнерство с программой «Битва экстрасенсов» – ей удалось задеть подсознание российского народа. Наши фильмы будут не попыткой адаптации американских стандартов, а выявлением нового, качественно иного, русского прочтения жанра.

Северцев: Мы собираемся сконцентрироваться на том сегменте хоррора, который обозначается понятием supernatural. Не на слэшерах, не на остросюжетных триллерах про маньяков, не на том, что связано с физическим насилием или издевательствами одних людей над другими. В приоритете у нас стоят именно мистические хорроры, истории о призраках и привидениях. Помимо этого важна укорененность сюжета в русском национальном сознании, если можно так сказать, его архетипичность. ПИКОВАЯ ДАМА, например, была частью так называемого школьного фольклора.

Ершов: Нас интересует национальная мифология. Мы пытаемся вернуться к истокам русского фольклора. Это должно привести новую аудиторию – не только

фанатов жанра, но и тех, кто по итогам полутора часов в кинотеатре выйдет и скажет: «Вообще, я не фанат хорроров, но этот мне понравился». Ведь посмотрите, какие отечественные хорроры показывали достойные кассовые результаты? ВЕДЬМА, которая была основана на «Вие», ПЕРЕВАЛ ДЯТЛОВА, основанный на известной городской легенде, ну и ПИКОВАЯ ДАМА. И все эти фильмы, включая ПИКОВУЮ ДАМУ, добились кассового успеха, потому что сумели найти ключ к пещере с архетипами особенностей национального восприятия жанра.

Как вы видите себе реализацию задуманного? К вам будут приходить люди с какими-то готовыми сценариями или же вы будете разрабатывать заявки?

Ершов: На самом деле очень сложно найти какие-то уже готовые сценарии. Мы занимаемся этим довольно долго, и практически ничего, что попало бы в точку, не нашлось. Поэтому наши амбиции – самим разрабатывать заявки, которые уже пришли или которые, может быть, у нас еще появятся. И искать авторов, способных положить это на бумагу. Безусловно, это будет непросто. Мы отсмотрели свыше сорока заявок, сейчас сконцентрировались на меньшем количестве – менее десяти процентов от того, что к нам приходит, в итоге поступает в разработку. Сколько именно будет реализовано, пока неясно, но нам хотелось бы дальше заниматься проектами, которые по бокс-офису были бы больше, чем ПИКОВАЯ ДАМА. Интереснее и ярче. Поэтому вопрос не в количестве фильмов, которые мы хотим выпускать, а в их качестве, в том числе и художественном. Наша культура богата на экзотичные визуальные образы. Мы считаем, что нам будет доступен любой пул режиссеров, потому что, я думаю (это мое внутреннее убеждение после разговоров со многими креативными людьми), многие из них являются фанатами хорроров. Сейчас Влад как раз занимается поиском человека, который предложит яркое решение для одной заявки, отобранной нами. И если продакшном займется Влад, то оценка потенциала – это как раз специализация «Вольги».

Северцев: Да, производственную часть будет курировать наша компания, но это не означает, что, скажем так, телевизионные операторы, с которыми мы работаем, сейчас начнут снимать кино. Нет, конечно. Но редакторская группа, сценарная группа, с которыми мы работаем много лет, несомненно, будут подключены к процессу, потому что для меня крайне важно, чтобы наша новая компания была как знак качества в Советском Союзе. Чтобы люди понимали: если этот продукт выпущен нашей компанией, то можно не сомневаться в результате.

Качественный хоррор – это ведь даже не столько история, сколько добротный постпродакшн, что достаточно дорого, не так ли? При этом вряд ли имеет смысл вкладывать в хорроры больше, чем в те же самые российские комедии, – не окупится. Что вы по этому поводу думаете?

Северцев: Я не стал бы сбрасывать историю со счетов, даже когда речь идет о хорроре. Можно влить огромное количество денег и выйти с пшиком, который будет прекрасно выглядеть, предположим, по форме, но по содержанию окажется никакущим. Мы сейчас это, кстати, часто наблюдаем: красивую картинку делать научились, а вот чтобы внутри нее были не картонные персонажи – пока не очень.

Ершов: Мне кажется, что для хоррора крайне важно наличие концепта, это скорее маркетинговое упражнение. С этого надо начинать, и найти нужную зацепку будет довольно сложно, мы отдаем себе в этом отчет. Далее идет написание сценария. И этот момент мы будем достаточно внимательно и долго прорабатывать. Мы явно сэкономим на звездах – хоррору они не нужны. Производственный процесс, ассоциированный с фильмом ужасов, обычно малобюджетный. Поэтому да, вы правы, большая часть производственного бюджета уйдет на визуальные эффекты, на постпродакшн. Будет ли он делаться в России, мы пока не знаем. После ПИКОВОЙ ДАМЫ к нам стали приходить люди из компаний, занимающихся визуальными эффектами, и для них, безусловно, участие в создании подобных проектов открывает огромные творческие перспективы. Но вполне может быть, что мы решим делать визуальные эффекты вне России. Что касается общего ответа на вопрос относительно бюджетов, то тут все будет зависеть от потенциала, который мы увидим у проекта с самого начала. Если появится перспектива бокс-офиса в 200–250 миллионов рублей, то, конечно, мы будем готовы больше вложиться в визуальные эффекты и в целом в производство.

Каким вы представляете свое будущее конкурентное окружение? Есть ощущение, что положительные результаты проката ПИКОВОЙ ДАМЫ не вас одних наведут на соответствующие решения. И пока вы будете добиваться желаемого качества, другие быстренько наклепают свои хорроры.

Северцев:

Думаю, что именно так сейчас и произойдет, и меня это в определенной степени, конечно, беспокоит – было бы наивно полагать, что никто больше не постарается проскакать на спине ПИКОВОЙ ДАМЫ. Я не хочу так сразу за глаза говорить о том, что это будет некачественный продукт. Я надеюсь как раз,

что он будет качественный и не развалит наметившееся приятие нашим зрителем хорроров именно российского производства. Потому что для многих,

судя по комментариям в Сети, психологически очень сложно было переломить внутри себя стереотип, что Россия не умеет делать хорроры. И сейчас, конечно, крайне важно не потерять тех, кто на это решился. Именно поэтому мы и хотим сейчас во всеуслышание заявить о том, что надежда есть и «империя нанесет ответный удар». Можете даже не сомневаться – в следующем году мы уже выпустим какой-то продукт. Но пока сложно сказать, первая или вторая половина года это будет. Блог о криптовалюте решил с последними событиями провести эксперимент. Начинаю с одного #bitcoin и до 100к баксов и так далее. Загоняю биткоин на биржу, совершаю сделки и плавно разгоняю депозит до 100к долларов у вас на глазах.

Ершов: На Западе делается огромное количество хорроров, которые недотягивают даже до VoD. Только ограниченное количество выходит в кинотеатраль­ный прокат, и практически все они попадают к нам на экраны. Чтобы отличаться от этих проектов, мы и ищем фильмы с национальным колоритом. А чтобы отличаться от возможного потока новых российских хорроров, мы делаем ставку на качество. Важно не кто быстрее, а кто лучше. И у нас для этого сейчас есть все состав­ляющие. Шутка ли – «Битва экстрасенсов» успешна уже шестнадцать сезонов. Этот формат отлично про­давался во всех странах, но только в России обрел феноменальный успех. О чем это говорит? Во-первых, о том, что ребята сумели очень выверенно подойти к производственному процессу. А во-вторых, о том, что у аудитории есть невероятный аппетит на такую продукцию.

Думаете, аудиторию «Битвы экстрасенсов» можно конвертировать в посетителей кинотеатров? Кстати, в этот Новый год посмотрим, как монетизируется аудитория «Голоса» – у него ведь тоже бешеные рейтинги.

Ершов: Сравнение с «Голосом» тут абсолютно неприемлемо. Как и с другим каким-то телевизионным форматом. Аудитория далеко не каждого телеформата способна на конвертацию в кинозрителя. Но я абсолютно точно знаю, что молодая активная женская аудитория «Битвы экстрасенсов» пошла и посмотрела ПИКОВУЮ ДАМУ. Это именно так.

Амбиции наладить производство российских хорроров с национальной мифологией в итоге приведут вас к заявкам на господдержку?

Ершов: Господдержка – не самоцель для нас. Над реализацией наших задач будут работать две коммерческие структуры, готовые финансировать проекты из собственных средств. И вся эта история не зависит от государственных денег. Но, наверное, мы пойдем презентовать наши проекты на питчингах. И в силу того, что мы создаем продукт с национальными особенностями и при этом конкурентоспособный и за пределами страны, надеемся, что Фонд кино нас поддержит. Но в нашем бизнес-плане мы не рассчитываем на госпомощь.

Северцев: Для меня как человека из телевизора разговоры о какой-либо господдержке вообще звучат диковато. На мой взгляд, либо ты делаешь конкурентоспособный продукт, либо ты его не делаешь. На телевидении только рейтинги дают тебе возможность жить и подписывать контракты. По крайней мере на коммерческих каналах. Если бы мы на протяжении шестнадцати сезонов существовали за счет того, что нас поддерживает кто-то извне, грош была бы нам цена. Так что главное – рассчитывать на самих себя.

 Оригинал интервью опубликован в электронной версии "Бюллетеня кинопрокатчика" 9 октября 2015 года. 


Источник:  http://www.kinometro.ru/